Определение курса терапии

В начало сайта

Один из самых глубоких секретов жизни состоит в том, что все самые достойные в этой жизни дела мы вершим не для себя, а для других.


ЛЬЮИС КЭРРОЛЛ


энергию на укрепление отношений. Много также было сказано о том, что для создания крепких отношений, характеризующихся духовной близостью, следует чаще доставлять друг другу житейские удовольствия. Помимо этого, мы обсудили некоторые пути расширения познания самого себя и партнера. Сейчас пришло время поговорить об исцелении психологических ран детства. Прочитав эту главу, вы поймете, как можно хроническое разочарование трансформировать в средство духовного роста. В следующей главе я расскажу вам о том, как сдерживать развитие наиболее взрывоопасных конфликтов.

испытывать привязанность друг к другу, подобно тому, как это было в начальный романтический период их отношений. Но вдруг неожиданно возникают уже, казалось бы, давно изжитые острые конфликты - те самые, которые и послужили поводом для обращения к психотерапевту. Вновь проявляются старые разногласия, и кажется, что упражнение "Возвращение романтической любви" вернуло любовь только для того, чтобы ее разрушить и вновь обратиться к силовой борьбе.

состоит в том, чтобы вернуть целостность нашей натуры. Но неожиданно в очередной раз делается неприятное открытие: партнер либо не умеет стать таким идеалом, либо не может им стать. Более того, многие люди приходят к выводу, что их партнер - полная противоположность желаемого.

нам воспитывавших нас людей (которые и были основными виновниками наших ран), можно посчитать, что брак должен усугубить, а не заживить эти раны.

одна женщина подняла руку и спросила меня: "Доктор Хендрикс, если исходить из вашей точки зрения, то, может быть, самый лучший выход - вообще не вступать в брак с теми, кто для нас непривлекателен. По крайней мере, мы не будем связывать свою судьбу с людьми, имеющими те же недостатки, что и наши родители". Все в зале засмеялись, а я растерялся, так как мне в тот момент нечего было даже возразить. Ведь действительно, статистика показала, что случайные браки, например браки, заключенные при помощи компьютера-"свахи", крепче, чем браки, основанные на подсознательном выборе. Браки, заключенные по любви, с самого начала несут на себе какую-то печать злого рока. Единственный совет, который я могу дать таким парам,- это помнить о скрытых причинах создания брака и не игнорировать объективную реальность. Следует отдавать себе во всем отчет, анализировать свои чувства, проявлять понимание и терпимость - вот все, что я могу посоветовать.


Предел возможностей дружбы

возможность исцеления в дружбе. Часто между участниками моих занятий возникает чувство привязанности, близкой дружбы, и я одобряю это. Во время группового сеанса я мог, например, попросить поработать в паре Мэри, которую воспитывала нервозная, злая, невосприимчивая к желаниям ребенка мать, и Сюзан, которая словно была живым воплощением материнства. Я мог попросить Сюзан подержать Мэри на коленках, покачать ее, погладить по голове и дать ей поплакаться. Мэри чувствовала при этом какое-то утешение, но процесс заживления душевных ран явно не происходил. "Мне было приятно, но Сюзан - это не тот человек. Мне нужно, чтобы меня приласкал кто-то другой".

нашем подсознании. Только тогда можно исцелить раны детства. Нас может трогать забота и ласка других, но эффект всего этого будет преходящий. Мы жаждем любви от людей, вырастивших нас, либо от напоминающих их людей, которые на подсознательном уровне сливаются с ними воедино.

Но здесь я вновь возвращаюсь к исходному противоречию: как могут наши партнеры исцелять нас, если они обладают теми же негативными чертами характера, что и воспитывавшие нас люди? подавленной женщины выберет меланхоличную, робкую, фригидную женщину, как он сможет возродить свою чувственность и радость жизни? Если девушка, лишившаяся отца в раннем возрасте, живет с мужчиной, который не хочет узаконивать их отношения, может ли она почувствовать любовь и уверенность в себе?

У меня в голове постепенно сложился ответ. Я пришел к убеждению, что, если люди хотят обрести исцеление, их партнеры должны меняться. Муж-трудоголик должен направить часть своей энергии на жену. Впадающая в депрессивное состояние фригидная жена может пробудить свой темперамент и чувственность. Чуждый духовно любовник мог бы стать более близким человеком. Только тогда они станут способны дать партнерам то, что искали всю свою жизнь.

Размышляя над всеми этими вопросами, я начал видеть процесс подсознательного выбора партнера в новом свете, хотя часто бывает так, что то, что желанно одним партнером, другой просто не может выполнить. Это нечто недополученное является тем, в чем другому партнеру надо совершенствоваться. Короче говоря, пытаясь исцелить своего партнера, он восстанавливает утраченную в детстве часть самого себя! Процес подсознательного выбора свел вместе двоих людей, которые могут причинять боль или излечивать друг друга, в зависимости от их желания расти и изменяться.


Воплощение теории в практику

С годами я все больше стал уделять внимания тому, чтобы научиться воплощать заложенную в брачных отношениях возможность исцеления в повседневную реальность. Передо мной стоял вопрос: как воодушевить людей на работу над собой, чтобы преодолеть психологические барьеры и удовлетворять потребности партнеров? Я решил разработать упражнение подобное "Возвращению романтической любви". Суть его заключается в следующем: я прошу одного из участников занятия составить список своих пожеланий для своего партнера, причем последний не берет на себя никаких обязательств по выполнению этих пожеланий, так как в этом случае речь идет о достаточно серьезных требованиях, касающихся не только получения удовольствий, но подразумевающих изменение характера. Само собой, при недоброжелательных отношениях о выполнении таких требований не может быть и речи. Это, например, может быть просьба стать более решительным, или более терпимым, или более внимательным. В целом имеется в виду, что партнеру необходимо преодолевать свои наиболее ярко выраженные отрицательные черты.

Так же, как и в упражнении "Возвращение романтической любви", эти сформулированные в общем виде запросы должны закрепляться на практике и иметь вид записей. В противном случае у партнера не будет источника обратной связи, подсказывающего, как ему надо меняться, и возможны различные неверные толкования и хитрые маневры в поведении. Это упражнение, названное мною "Растяжка характера", так же как и "Возвращение романтической любви", требует соблюдения принципа "подарок, а не вознаграждение по контракту". В случае "контрактных" отношений подсознание будет отвергать изменения в поведении. Это принципиально важно. Если один из супругов начал изменять свое поведение и уже нетерпеливо ждет каких-то ответных изменений от партнера, весь процесс быстро превращается в силовую борьбу. Старая вражда вспыхивает с новой силой, и об исцелении можно забыть. Людям следует понять, что перебарывать себя (делать "растяжку" характера) очень трудно, и развивать в себе способность любить нужно, не ожидая ответной любви, а просто потому, что их партнеры заслуживают этой любви.

Итак, составив общую схему этого упражнения, я начал прорабатывать детали. Как, например, люди смогут точно для себя определить, каких изменений в поведении попросить от партнеров? Мужья и жены быстро принимаются за критику, но очень редко они могут четко сформулировать то, что им нужно от партнера. Мне интересно узнать, как они изложат на бумаге информацию, которая скрыта от их сознания. Не потребуется ли только для одного этого несколько месяцев, а может, и лет, интенсивной психотерапии?

К счастью, решение оказалось гораздо проще, и в основу его лег анализ собственной критики. Мы поняли из предыдущей главы, что простой анализ нескончаемых жалоб супругов друг на друга способен дать достаточно четкую картину того, чего в детстве эти люди были лишены. Детали не имеют значения. Исходный материал лежит на поверхности, его только надо проанализировать. Месяцы или годы совместной жизни супругов стерли поверхность, скрывающую подлинную суть их разногласий, и вся их основа рельефно обнажилась, выражая главные потребности. Вспомните, как начинаются ссоры: "Ты никогда!..", "Ты всегда!..", "Ты когда-нибудь, в конце концов!.." В основе этих обвинений лежит тоска по тому, чего супруги были лишены в детстве - привязанности, понимания, защищенности, независимости. Таким образом, чтобы сформулировать список взаимных просьб для этого упражнения, супругам нужно просто выделить свои желания, звучащие как обычные нудные жалобы, принявшие форму моральных расстройств. Осознав эти желания, вы можете попросить партнера изменить свое поведение так, чтобы он помогал выполнять эти желания. Этот список конкретных, направленных на изменение поведения пожеланий может стать основой программы терапии отношений.


Определение курса терапии

Мелани, привлекательная, экстравагантная блондинка, вызвалась сама. Она начала жаловаться на своего мужа, и жалобы ее вначале выглядели как мелочные придирки. "У Стюарта ужасная память,- говорила она,- и чем дальше, тем хуже. Меня это всегда раздражает. Я бы хотела, чтобы он прошел специальный курс по развитию памяти".

Стюарт, солидный джентльмен с усами, сидел сзади нее с сердитым видом и, когда подошла его очередь отвечать, стал бойко оправдываться: "Мелани, я же адвокат. Мне приходится держать в памяти тысячи страниц текста законов, указов и постановлений. Я считаю, что у меня прекрасная память".

Не давая Мелани продолжить, я спросил, почему ее раздражает Стюарт. Она на секунду задумалась, а потом сказала: "Я думаю, это можно выразить так: он забывает сделать то, о чем я его прошу. Например, на прошлой неделе мы собирались пойти куда-нибудь пообедать, и он забыл заказать столик. Или еще, на днях у нас была вечеринка, и он забыл представить меня гостям. Я чувствовала себя как идиотка".

Я спросил: "А какие-нибудь другие, более глубокие чувства, такие, как печаль, гнев, страх, возникали, когда вы расстраивались по этому поводу?" Я мало-помалу подводил ее к выявлению скрытых, подсознательных желаний, обусловливающих критицизм.

"Когда с ним такое случается, я чувствую себя нелюбимой. Я чувствую, что он обо мне не заботится,- призналась Мелани.- Я чувствую себя почти отвергнутой. Поэтому мне кажется, что я от него хочу, чтобы он показал мне, что я важна для него, что он думает обо мне. Мне нужно знать, что я занимаю в его жизни не меньшее место, чем работа".

В этот момент я попросил Мелани постараться представить, какие психологические раны ее детства беспокоит Стюарт, когда проявляет к ней невнимательность. Не обращались ли ее родители с нею так же? Мелани быстро восстановила в памяти пережитое в детстве. Она проанализировала свой критицизм, выразив его в форме скрытых желаний, и затем описала, как ее муж своим поведением может эти желания удовлетворить. Задача довольно прямолинейная.

"А теперь, Мелани, - продолжал я,- попрошу вас составить список конкретных пожеланий по изменению поведения вашего мужа. Что он должен сделать, чтобы дать вам ощущение заботы о себе. Можете ли вы посоветовать Стюарту, как изменить вашу жизнь к лучшему?"

Она подумала минуту, затем сказала, что сможет.

После этого я написал для Мелани, Стюарта и для всей остальной группы подробные инструкции по выполнению упражнения "Растяжка характера", и они приступили к его выполнению. Мои инструкции предусматривали: идентификацию хронических жалоб; выделение желания, вызвавшего ту или иную жалобу; составление списка реальных элементов поведения партнера, которые могли бы каждое из этих желаний удовлетворить. Затем супругам следовало ознакомиться со списками пожеланий друг друга и расположить их по степени сложности исполнения. Я заранее предупредил всех, что, поделившись такой информацией, они еще не берут на себя никаких обязательств. Цель упражнения - внушить партнерам идею о том, что для "растяжки" своего характера с целью удовлетворения нужд другого партнера необходимо изменять свое поведение.

Когда пары закончили выполнение задания, Мелани вызвалась зачитать свой лист. Вот отдельные ее пожелания:


"Мне хочется, чтобы ты хотя бы один вечер в неделю уделял только мне, и мы куда-нибудь в эти дни вместе ходили".


"Я хочу, чтобы ты не забывал представлять меня своим друзьям и коллегам, когда я прихожу к тебе в офис".


"Я хочу, чтобы ты подарил мне что-нибудь особенное на мой день рождения - что-то, что ты сам выбрал и даже сам упаковал".


"Мне хочется, чтобы ты хотя бы раз в день на работе выбирал время, чтобы позвонить мне домой и просто поболтать".


"Я хочу, чтобы ты, когда мы вечером садимся ужинать, не забывал выдвигать для меня стул из-за стола".


"Мне хочется, чтобы ты меньше времени отдавал работе и не работал бы совсем по субботам и воскресеньям".


"Еще мне хотелось бы, чтобы ты, когда задерживаешься на работе более чем на пятнадцать минут, звонил и предупреждал меня".


"Я хочу, чтобы ты по ночам не уходил спать в свою отдельную спальню, и мы бы спали вместе каждую ночь".


готов не забывать каждый вечер выдвигать Мелани стул из-за стола перед началом ужина. Его готовность откликнуться на ее просьбы контрастировала с тем, как он яростно защищал себя, когда Мелани жаловалась на его плохую память. Он, видимо, понял, что жалобы Мелани обусловлены ее неудовлетворенными в детстве потребностями. Кроме того, он был польщен тем, что ему предоставлялось право самому распределить пожелания по степени трудности их выполнения, и тем, что любые из них он мог проигнорировать. Все это облегчило ему взятие психологического барьера.


Комплексные изменения в действии

взять на себя роль судьи. Ему казалось, что она постоянно придирается к нему. Он признался, что ему это обидно, так как и в детстве он испытывал то же самое от родителей. "Наверное, именно этим объясняется привлекательность Мелани для меня. Это я понял на ваших занятиях",- сказал он мне.

она,-и думаю, проблема здесь в том, что Стюарт слишком часто поступает безответственно. Главная проблема не в занятой мною позиции, а в его поведении!" Для нее порой было бы трудно хвалить Стюарта, потому что она не признавала обоснованность жалоб своего мужа. Она считала себя нормальным человеком с реалистичным складом характера, а не завзятым критиком.

Одним из достоинств упражнения "Растяжка характера" в данном случае является то, что Мелани не всегда соглашалась с оценкой, данной ей Стюартом, но это не мешало процессу заживления ран. Ей сначала надо было хотя бы пообещать делать мужу не менее одного комплимента в день, тогда она стала бы чаще фиксировать в своем сознании положительные качества мужа и постепенно осознала бы, что слишком придирчива к нему. Выполняя это упражнение, Мелани и Стюарт улучшили бы свои отношения. Стюарт насладился бы заслуженным признанием своих достоинств, а Мелани смогла бы осознать и избавиться от такой отрицательной черты своего характера, как огульный критицизм. Способствуя излечению своего мужа, ее собственная натура становилась бы более целостной и любящей.

Если пары добросовестно выполняют это упражнение несколько месяцев, они открывают для себя еще одну его скрытую особенность: любовь, которой они окружают друг друга, возвращается к ним душевным исцелением - залечиваются невидимые раны, о которых они и не догадывались.

Стюарт и Мелани работали со мной около года. И Стюарт все же сумел выполнить все пожелания Мелани, включая и то, в котором она просила его не уходить на ночь в собственную спальню. Ему было непросто это сделать, так как он очень ценил покой и уединение, однако он понял, насколько это важно для Мелани, и решился для начала провести эксперимент в течение месяца.

Первую неделю он чувствовал дискомфорт и не высыпался, поэтому жалел, что согласился отказаться от своей отдельной спальни. Там он ведь мог делать все по собственному желанию: открыть окно, когда хотелось больше свежего воздуха, или, например, включить свет и почитать, когда не спалось.

Во-первых, Мелани стала чувствовать себя намного счастливее. А во-вторых, между ними стала чаще возникать интимная близость. В течение последней недели эксперимента Стюарт решил, что вполне может ужиться с новым порядком вещей.

Их отношения продолжали улучшаться, и через несколько месяцев, во время одного из сеансов, Мелани сказала, что стала настолько уверена в чувствах Стюарта к себе, что он мог бы опять уходить в свою спальню. "Я вижу, что ты иногда любишь побыть один,- сказала она.- Теперь я не буду обижаться, если ты захочешь уйти в свою спальню". Таким образом, практика "растяжки характера" помогла Стюарту вселить уверенность в Мелани, которая уже не сомневалась в его чувствах к ней. Но, к удивлению Мелани, Стюарт отказался воспользоваться ее предложением. "Я буду чувствовать себя отшельником в отдельной спальне",- сказал он.

Что мы здесь наблюдаем? Каким-то образом, стараясь выполнять пожелания Мелани по созданию доверительных, более душевных отношений, Стюарт открыл подавленные и отвергнутые потребности в себе. Беседуя со Стюартом, я узнал, что в детстве родители считали ненужным проявлять по отношению к нему свою ласку. Стюарт сумел себе внушить, что ему это и не нужно. "Я ведь знал, что они любят меня,- рассказывал мне он.- Они просто проявляли свою любовь по-другому". Иными словами, он привык к недостатку нежности и ласки, решив, что может прожить и без них. "Я помню, что когда я приходил в гости к другим детям, то от их родителей получал больше ласки, чем от своих. Когда мама одного из моих одноклассников обняла и погладила меня, мне даже стало как-то не по себе. Я привык к эмоциональной сдержанности своих родителей".

Когда Стюарт встретил Мелани, его привлекла в ней ее любвеобильная натура, но потом эта черта ее характера стала казаться ему навязчивой, и он стал искать убежища. Но теперь он разобрался в своих переживаниях и сумел побороть себя, выполняя пожелание Мелани стать более нежным и любящим. Этот процесс увлек его, так как он почувствовал проснувшуюся в себе потребность в ласке и мог удовлетворить ее.

Много раз в ходе моей работы я наблюдал этот эффект взаимного исцеления, и могу сказать с уверенностью, что в большинстве случаев супругам друг от друга требовалось почти одно и то же, но главным требованием к партнеру всегда было то, что он однажды отверг и подавил в себе. И когда человеку удается преодолеть в себе внутреннее сопротивление и пойти навстречу эмоциональным нуждам своего партнера, его подсознание интерпретирует такое проявление заботы как заботу о самом себе. Любовь к самому себе достигается через любовь к другому.


Сопротивление

начинает вести себя так, как вы всегда мечтали, вы испытываете смешанное чувство удовольствия и в то же время страха. Вам нравится, как поступает партнер, но какая-то часть сознания убеждает, что вы не заслуживаете этого. Фактически вы подсознательно убеждены в том, что при положительных переменах в поведении партнера вы словно нарушаете некое всесильное табу. Мы уже говорили об этом табу на удовольствия, однако следует иметь в виду, что в процессе "растяжки характера" ваше сопротивление может еще более усилиться.

На одном из примеров я покажу, как может проявляться подобное сопротивление. Давайте представим, что вы выросли с родителями, которые постоянно попрекали вас вашими ошибками. Исходя из благих намерений сделать вас более способным, научить добиваться в жизни успеха, они не оставляли незамеченным ни единого вашего промаха. Они считали, что, информируя вас о ваших ошибках, они стимулируют вас к их исправлению. Однако они добились лишь деформации вашего чувства уверенности в себе. Когда вам иногда удавалось преодолевать их отрицательное влияние и вы действовали с уверенностью в собственных своих силах, тут же следовал окрик: "Не будь слишком самоуверенным!" Вас уязвляла подобная реакция, но вы тогда были слишком малы и вам ничего не оставалось кроме того, как приспособиться к наставлениям родителей. Другие действия могли угрожать выживанию. Вашим партнером в браке оказался подсознательно выбранный человек, словно принявший от ваших родителей эстафетную палочку деструктивного поведения, и вы вновь подверглись атаке.

Давайте представим, что вдруг ваш партнер начинает относиться к вам с большей лаской. Вначале вы таете от удовольствия. Но постепенно внутренний голос начинает вам подсказывать: "Ты же не заслуживаешь этого. Если так будет продолжаться и дальше, ты не выживешь. Твое существование зависит от воли других людей, и они не хотят твоей целостности!" Чтобы заглушить этот голос, вы ищете способы как-то сорвать положительное поведение вашего партнера. Вы либо начинаете непроизвольно искать поводы для ссор, либо мотивы такого поведения вашего партнера начинают казаться вам подозрительными. Как это ни смешно, но вы начинаете искать способ отвергнуть от себя ту самую любовь, которую так долго искали и так страстно желали.

Сопротивление удовлетворению заветных потребностей распространено гораздо шире, чем это принято считать. Большинство моих клиентов, не выдерживающих и прекращающих курс терапии, делают это не потому, что не желают становиться лучше, а потому, что не могут справиться с тревогой, появляющейся у них вместе с положительными переменами.

Для того чтобы преодолеть этот страх, надо не останавливаться и продолжать процесс терапии. Я убеждаю своих клиентов продолжать "растяжку характера" до тех пор, пока они не будут способны совладать со своей тревогой. Время берет свое, и они начинают понимать, что эти табу, мешающие их росту, являются всего лишь призраками прошлого, которые не имеют реальной силы в их сегодняшней жизни.

Мне довелось работать с одним клиентом, который необычайно тщательно и последовательно выполнял по моему заданию "растяжку характера". В ответ на просьбу своей жены больше уделять времени ей и детям он постепенно изменил график своей работы. Он перестал заниматься работой дома в выходные и умудрялся почти каждый день, не опаздывая, приходить домой к шести вечера. Но когда жена попросила его побольше бывать с детьми, в нем вовсю заговорил защитный рефлекс сопротивления. Он пришел ко мне и принялся возмущаться: "Хэрвилл, я чувствую, что если через силу изменю еще хоть частичку себя, я вообще перестану существовать как личность! Я уже не буду самим собой! Я чувствую, что мое "я" вообще умрет во мне!"

В данном случае партнер рассматривал требующуюся от него перемену характера как отказ от собственного "я". Напористый, удачливый бизнесмен должен был превратить себя в домашнего заботливого родителя. На уровне подсознания он считал это равносильным смерти. Я успокоил его, объяснив, что, если он поборет себя и продолжит выполнять упражнение, все его страхи пройдут. Никакая смерть ему не грозит. Ему не придется исчезнуть, поскольку его поведение, его жизненные ценности и убеждения не выражают целиком его "я". Он - сложная личность. Я убеждал его, что если бы он смог преодолеть наиболее консервативные убеждения и черты своего характера, то стал бы более совершенной личностью; он вернул бы себе целостность, способность к любви и духовность, которые были у него в детстве и которые он загнал так глубоко внутрь, вращаясь в мире бизнеса.

умереть,- говорил ему я.- Ваш внутренний голос словно твердит вам: "Остановись! Хватит! Ты же можешь умереть!" Но, продолжая меняться, вы приучаете "старый" мозг к новому, и голос тревоги внутри вас затихает. "Я не собираюсь умирать!" В конце концов страх смерти отступает с вашего пути к самосовершенствованию".


Обобщая сказанное в главе

без четкого определения своих желаний и потребностей, без вопросов и ответов, без взаимности. Вам необходимо влиять на защитные реакции вашего "старого" мозга, внося в жизнь больше целенаправленного и сознательного. Перестаньте ждать волшебной заботы окружающего мира о себе; позаботьтесь сами о своем духовном исцелении. И, как это ни парадоксально звучит, вы сможете сделать это, сфокусировав свою энергию на исцеление не себя, а партнера. Только тогда начнется и ваше собственное исцеление.

Овладев "растяжкой" как стандартным методом борьбы с критицизмом и предотвращения конфликтов, вы вступите на новый этап пути к сознательному браку и навсегда забудете о силовой борьбе.


 Приглашаем посетить сайты 
Ахматова Бунин Достоевский Гоголь Пастернак Женщинам